Заполнить анкету Start

Народное искусство России

ЧТО-ТО ПОШЛО НЕ ТАК!Скорее всего, вы ввели сразу два запроса — поиск по сайту и поиск по мастерам. Определитесь, пожалуйста!
ЧТО-ТО ПОШЛО НЕ ТАК!Скорее всего, вы ввели сразу два запроса — поиск по сайту и поиск по мастерам. Определитесь, пожалуйста!
Скачать PDF этой статьи2014_01._Guljaev._Zbannikovo.pdf626 K
БиблиотекаО глине

Жбанниковские Игрушки

Владимир Гуляев
Журнал «Декоративное искусство» весна 2014

В январе 1968 год а аспирант НИИ художественной промышленности Владимир Гуляев с друзьями , супругами Зайченко, поехал в Городецкий район Горьковской (ныне Нижегородская) области для сбора материала о местном промысле – изготовлении глиняной игрушки . Статья по итогам по ездки, напечатанная в журнале «ДИ ССС Р» № 5 того же года, вызвала интерес специалистов и коллекционеров.

Изготовление глиняных свистулек (гудок) в деревне Жбанниково Городецкого района Горьковской области и в окрестных деревнях – малоизвестный народный промысел, существующий и поныне. Он возник, возможно, даже в начале нашего века на основе издавна развитого здесь гончарного производства, сейчас почти совсем заглохшего.

В числе первых мастеров- «дудошников» старожилы называют Макара Андреевича Велова (дер. Роймино), умершего лет 50–60 назад, и Василия Ефимовича Дудкина, который работал в соседней деревне Язвицы еще до революции. В конце 1920-х годов Трифон Потатуев и Степан Сироткин лепили фигуры-свистульки солдат на конях. В наше время почти все местные жителив зимние месяцы заняты изготовлением немудреных свистулек, окрашенных эмалевой краской. Это для колхозников подсобный промысел, дающий дополнительный доход.

В начале 1930-х годов становится известным молодой мастер Ларион Трифонович Потатуев (1912–1941). Он не только доводит до совершенства традиционные изображения животных, связанные с широко распространенными зооморфными образами, но и ищет новые формы и современные сюжеты. В результате этой работы появились, например, необыкновенные кони. В одном из них (хранится в Музее народного искусства в Москве) еще сохранена композиция обычной свистульки, но изящный изгиб крутой шеи и маленькая головка создают новый силуэт. Другой (из Загорского музея игрушки) является уже вполне самостоятельной скульптурой. Этот сказочный конь, пожалуй, лучшее из сделанного Потатуевым. В ряде работ Л. Потатуев обращался к более сложной, чем в традиционных свистульках, расчлененной форме. Таков «Петух» из музея игрушки.

О стремлении мастера перейти к сюжетам, взятым из окружающей жизни, свидетельствуют сделанные им многочисленные фигурки: человек, играющий с собакой, рыболов с рыбой, всадник, стреляющий из ружья, и т.п. (хранятся в музее игрушки). Мастер соединяет привычные формы конусообразной свистульки с фигурой человека или даже создает самостоятельные небольшие скульптуры, еще несовершенные по лепке. Это объясняется тем, что он решал в принципе новую для мастеров этого промысла задачу. В конце 1930-х годов Потатуев вытянул на гончарном круге две большие (около 30 см высотой) скульптуры, добавив к ним лепные детали. Это были фигуры солдата и няньки с младенцем, напоминающие традиционные деревянные игрушки. Интерес, проявленный к этому игрушечнику московскими музеями в 1930-е годы, был для него стимулом к работе. В инвентарной книге Музея народного искусства есть запись о том, что некоторые игрушки изготовлены Л. Потатуевым летом 1934 года. Только по специальному заказу деревенский мастер мог взяться в хлопотное летнее время за лепку игрушек. Обычно кустарь не заинтересован в этой работе из-за малого дохода. Но как только исследователь проявляет интерес к его искусству, обеспечивает ему сбыт при условии качества изделий, деревенский скульптор начинает работать творчески. И тогда выясняется, что его привлекает возможность не только повторять традиционные формы, но и создавать новое. Он стремится отразить жизненные явления, которые наблюдает, разнообразить форму изделий, создает именно скульптуру вместо привычных игрушек. В деревне Рыжухино живет известная в округе мастерица Прасковья Степановна Тимофеева (р. 1925), игрушки которой выгодно отличаются от обычных местных большей пластичностью и разнообразием. Я дал ей краски всевозможных цветов и попросил сделать побольше разных игрушек, но при этом поставил условие: чтобы она ни с кем не советовалась и работала, полагаясь на свою фантазию.

В результате я получил тех же баранчиков, петушков, коров и прочих животных, только раскрашенных разными красками и еще алюминиевой. Кроме того, мастерица слепила всадников-солдат, знакомых нам по описанию игрушек, делавшихся в конце 1920-х – начале 1930-х годов, а также «Северного человека» верхом на олене – переработка сюжета, взятого из газеты, кино, школьного учебника и т.п. Любопытно, что кони, традиционные по форме, раскрашены фантастически – в синий, красный, зеленый цвета. Являясь повторением устоявшихся фольклорных образов, они и самой мастерицей воспринимаются как нереальные, символические. Но на всадниках натуральная военная форма с соответствующей раскраской: там, где мастерица идет от жизненных наблюдений, она не фантазирует.

Особенно старательно Прасковья Степановна делала скульптуру. Так появились на свет два солдата – подражание потатуевскому образу, известному всей округе, и олени, и бараны – плод самостоятельного творчества. У всех серебряные рога и копытца, пестрые ошейники, цветные яркие пятнышки на спине и боках, а иногда и несложный растительный узор.

Обычная для жбанниковских игрушек внушительная неподвижность в неуверенно стоящих животных кажется забавной. Но в этой смеси простая ненайденность нового пластического решения. Это попытка разрушить традицию и создать свое. Фигурки обоих мастеров воспринимаются как наивно-юмористические. Но исследователь народного искусства должен учитывать тягу мастеров к творческому преодолению традиций.

И тогда, быть может, в нескладном потатуевском «Человеке с собакой» он увидит зародыш нового стиля. Исследователь не должен выступать в роли учителя и поправлять мастера. Он должен считаться с тем, что период ломки старого и поисков нового неизбежен и в народном искусстве. Сейчас существует проект развития жбанниковского промысла под руководством семинской фабрики «Хохломской художник». Приходится опасаться, что мастерам предложат расписывать хохломским орнаментом игрушки традиционной формы, восходящей еще к языческим временам. Видимо, более успешное решение задачи состоит в поддержке стремления мастеров к самостоятельному творческому развитию устоявшихся форм.