Заполнить анкету Start

Народное искусство России

ЧТО-ТО ПОШЛО НЕ ТАК!Скорее всего, вы ввели сразу два запроса — поиск по сайту и поиск по мастерам. Определитесь, пожалуйста!
ЧТО-ТО ПОШЛО НЕ ТАК!Скорее всего, вы ввели сразу два запроса — поиск по сайту и поиск по мастерам. Определитесь, пожалуйста!
Скачать PDF этой статьи2014_03-4._Kr_stol_Turginovo.pdf1.9 M
БиблиотекаОбщая теория

Круглый стол «Народная игрушка»

Светлана Гусарова
Журнал «Декоративное искусство» зима 2014/2015

Фонд поддержки современного искусства «Артпроект», журнал «Декоративное искусство» и Государственный республиканский центр русского фольклора при поддержке Министерства культуры РФ в рамках проекта «Душа народнойи грушки» обсудили тему «Анализ потенциала образов народного искусства в детских товарах».

 

Участники круглого стола: Татьяна Валькова и Ольга Климова (Москва), научные сотрудники Государственного центра русского фольклора; Григорий Базлов (Тверь), руководитель историко-этнографического центра «Белый волк», кандидат исторических наук; Анна Неслуховская (Москва), руководитель этнокультурного проекта «Сделано в традиции»; Владимир Ситников (Тверь), заведующий кафедрой народного художественного творчества Тверского филиала Государственной академии славянской культуры, профессор, кандидат педагогических наук; Елена Марина (Тверь), директорТверского областного Дома народного творчества; Юлия Иванова (Москва), кандидат искусствоведения, заслуженный работник культуры РФ, лауреат премии Правительства РФ в области культуры, заведующая отделом изобразительного и декоративно-прикладного искусства Государственного Российского дома народного творчества; Андрей Кулешов (Москва), кандидат искусствоведения, заведующий сектором декоративно-прикладного и народного искусства Государственного республиканского центра русского фольклора; Анна Овчинникова, социальный педагог.

 

Поводом для круглого стола стало бытовое наблюдение: среди множества детских товаров – игрушек и одежды, посуды, товаров для спорта и учебы – не найти напоминания о народной культуре. Традиционные образы, цветовые сочетания и узоры можно встретить только на сувенирах, и без коллективных усилий они останутся в этой узкой нише.

Положение с товарами для взрослых аналогичное, но мы решили поговорить для начала о детских, поскольку именно в раннем возрасте формируется эмоциональный мир, в том числе и чувство причастности к народной культуре. Сегодня ребенка с первых дней окружает предметный мир, национально не маркированный, в нем практически нет вещей, отсылающих к национальным корням. Озабоченный этим родитель вынужден проявлять находчивость, чтобы у ребенка появилась игрушка, сделанная в народной традиции. Для многих же родителей такая проблема даже не существует. Причин подобного положения немало: идеологических, социальных, экономических и культурных, но есть ли шанс что-то изменить? Не имея возможности влиять на промышленность и торговые сети, участники круглого стола делились своим опытом работы с малыми социальными группами.

За месяц до круглого стола редакция журнала провела в Переславле-Залесском фестиваль глиняной свистульки. Народные мастера учили детей и взрослых лепить и расписывать традиционных коней, уточек, медведей. Фестиваль закончился, но все лето в городе были слышны трели свистулек. Оказалось, что современные дети играют со свистульками с таким же удовольствием, как это делали их сверстники в прошлые века. Но сегодня шансы, что ребенку купят в магазине похожую игрушку, малы; еще меньше шансов, что родители сумеют рассказать, почему она именно так расписана, что обозначают ее узоры и чем отличаются свистульки разных промыслов.

Об истории игрушки, ее значении для гармоничного развития ребенка говорили многие участники круглого стола. Проверенные веками народные игрушки и сегодня служат отличным дидактическим материалом.

На территории России первые игрушки, найденные археологами, относятся к бронзовой эпохе и представляют собой уменьшенные копии предметов быта. Ребенок в крестьянской семье обычно играл глиняными птичками, бубном из высохшего бычьего пузыря с горошинами внутри, тряпичной куклой, специально обработанными чурбачками, гладкими камушками, ракушками. Современные детские психологи называют такие игрушки предметами-заместителями. С их помощью ребенок получал первые полезные знания о большом мире.

В более зажиточных семьях детям покупали сюжетные игрушки, отображавшие мифы, сказки, обряды, житейские ситуации, с которыми они сталкиваются в повседневной жизни.

Выступившие на круглом столе размышляли о сегодняшних значениях народной игрушки.

 

Григорий Базлов увидел в детской игрушке «базовый элемент патриотического воспитания и демографической безопасности». «Примитивные ранние игрушки представляли собой уменьшенные копии различных предметов (лошадки, рыбки, птички, фигурки людей); уменьшенные копии оружия (луки, стрелы, мечи), игрушечные инструменты, предметы домашнего обихода, разнообразные погремушки и свистульки. Создавшие их мастера отличались большой выдумкой, стремлением сделать игрушку более занимательной, дать возможность ребенку действовать с ними: возить, передвигать, производить звуки. Русские мастера издавна понимали назначение детской игрушки – забавлять ребенка, помогая ему познавать мир».

Григорий Базлов считает, что уже в детском сознании девочки для формирования модели семьи нужна кукла «мать» и куклы «дети». «Персонажи из былин и сказок могут стать героями мультфильмов и компьютерных игр. Но и здесь важно привлекать к разработке специалистов по народному искусству, чтобы герои и пространство, в котором они действуют, были созданы в соответствии с фольклорной традицией. Для приобщения к традиции необходимо также знакомить детей с обрядами и праздниками. Сегодня культура разделила взрослых и детей, а в традиционной культуре этого не было. Недавно на фестивале я видел, как дети с помощью кукол показывали народные свадебные обряды. Это хороший пример соединения культуры детской и взрослой жизни».

 

Анна Неслуховская (Москва).

Когда мы говорим об индустрии детских товаров, необходимо учитывать не только игрушки, но и одежду, дневники для школы, шапочки, мячики, тапочки – все, что окружает детей. Покупая вещи для своего ребенка, я убеждаюсь, что у нас на прилавках нет линейки товаров разной ценовой категории и для разной целевой аудитории. Нужна система национального воспитания, частью которой должны стать и мультики, и книги, и компьютерные игры, и детские товары.

Например, можно растиражировать в детских принтах и игрушках цикл сказок «Гора самоцветов». Ведь товары для детей – это еще и информация.

Нужна также продуманная реклама, необходимо рассказывать по телевизору о значении развивающих игр и товаров из серии «Сделай сам», которые нацелены на сплочение семьи, поддержание семейных традиций.

Для каждой возрастной группы надо продумывать товары, которые были бы соотнесены с народной культурой. Ребенку необходимо уметь играть и самостоятельно, адаптировать любой предмет в игрушку. Важно популяризировать совместные детские игры. Поэтому следует расширить подготовку аниматоров, которые учат детей играть сообща и придумывать новые игры. Если мы говорим об индустрии, есть замечательные примеры: деревянный конструктор, который делают в Череповце, игровые деревянные домики – в Саратовской области. В разных районах России мастера придумывают и выпускают игры, их можно было бы тиражировать.

 

Владимир Ситников (Тверь).

В прошлом году в Сергиевом Посаде состоялся форум народной традиционной игрушки в современной культуре России. Тогда внимание привлекли сборные домики, деревянные игрушки, матрешки, которые можно самому расписать. Также игры стимулируют творчество, и это очень важно. Дмитрий Лихачев видел в народном искусстве эстетику трудового человека. В традиционных игрушках это качество присутствовало.

У меня в детстве был маленький столярный набор, я мог строгать, пилить, а также наборы с грабельками, тяпочками, лопаточками, чтобы работать на земле. Такие детские инструменты приобщали к взрослой жизни, давали возможность смастерить игрушку из деревяшек, лоскутиков, сена. Самостоятельное изготовление – противовес идеологии потребительства.

Народное искусство еще отличает природность. И дело не только в том, что прежние игрушки были из натуральных материалов: лоскуточки из льняной, конопляной ткани, солома, лыко, береста, дерево, кость, камешки… В играх тоже была связь с природными циклами, праздниками, приуроченными к сельскохозяйственному календарю (Масленица, Святки и т.д.)

Обряды обусловлены духовной традицией, передачей народной культуры от поколения к поколению, без навязывания, но через праздник.

 

Елена Марина (Тверь).

Мы стараемся знакомить детей с традиционной игрушкой, выявляем мастеров, работающих в традиции, поддерживаем их, вовлекаем в общение с детьми. Выездные мастер-классы в районах Тверской области позволяют знакомить детей с народной культурой. Один из наших проектов – «Игрушечных дел мастера», областная выставка рукотворной игрушки. Наши мастера-кукольники вместе с детьми делают кукол, обучают новых воспитанников народной традиции.

Экскурсии по выставке ориентированы на разные группы посетителей. Дошкольникам рассказываем в сжатой форме, чтобы они не уставали и им было интересно.

Для старших школьников рассказ уже более подробный. Но есть проблема: дети не умеют работать руками, не могут даже скатать шарик из глины. У некоторых отсутствуют ассоциативное мышление и развитая память, например, дети не могут вспомнить, как выглядит кошка. Мы стараемся привить ребенку определенные навыки, но если у него нет желания, возникает другая проблема – традиционную народную культуру он начинает считать ниже компьютерной.

 

Андрей Кулешов (Москва).

Детям нужно рассказывать о разных художественных промыслах и народной культуре в целом, о ее значении в современной жизни, об истории края, промыслах, где эту игрушку создавали, о знаменитых мастерах. Можно говорить об образности народной игрушки, ее связях со сказочным, песенным фольклором, обычаями, пословицами, поговорками, которые служат нравственными ориентирами для больших и маленьких. Можно знакомить со способами изготовления народной игрушки, с народными представлениями о красоте. Сегодня народная игрушка превращается в декоративную пластику, которая воспринимается как произведение искусства, малодоступное для игры, и это наблюдается не только в городах, но и селах. Игрушку надо вернуть в жизнь, чтобы ее воспринимали не только как сувенир и музейный экспонат, но чтобы дети с ней начали играть. Что касается промышленного производства народной игрушки, то перспективы открываются большие, но при переходе на массовое производство существует опасность замены народного образа на адаптированный. Хотелось бы не идти на поводу у производителей и сохранить вкус, понимание стиля, назначение игрушки, чтобы и авторская игрушка не становилась маловыразительной по форме, слишком яркой и перенасыщенной орнаментами. Пример – Ульяна Бабкина – мастерица, игрушки которой можно предложить в качестве образца.

 

Выступление методиста Марины Сахаровой было посвящено обучению детей изготовлению игрушек в семейном кругу, в первую очередь игрушек в дорогу, и играм. «Сегодня даже в школу дети едут в транспорте, чаще стали путешествовать вместе с родителями. Если заглянуть в музей, окажется, что наши предки делали специальные скатки, умещающиеся в кармане. Вытаскиваешь из кармана скатку, снимаешь резиночку, разворачиваешь ленту, а там разные куклы. Такие вещи и сегодня можно сделать в семейном кругу. Еще одна традиционная для совместного творчества тема – домашние театры-вертепы и, конечно, поясной театр Петрушки. Домашние вертепчики удобны по размеру, их можно повесить на стену, и ребенок будет сам играть, может повесить вертеп на себя и устроить представление гостям. На мастер-классах мы показываем, как сделать вертеп и кукол к нему из простейших материалов – лыка, болотного ситника».

 

Анна Овечкина.

Насыщение окружающей ребенка действительности народными игрушками, предметами народного быта, произведениями декоративно-прикладного искусства обеспечивает создание среды, способной воспитать человека, любящего свою землю.

Об экологии человека активно заговорили в девяностые годы двадцатого века. Влаиль Петрович Казначеев рассматривал ее как науку, призванную изучать закономерности взаимодействия людей с окружающей средой.

Исторически сложилось несколько направлений включения той или игрушки в детский обиход: она появляется там и тогда, когда орудия производства становятся настолько сложными, что для обучения действиям с ними (лук, копье, весы или ткацкий стан) необходима их упрощенная версия.

В игровой обиход переходят предметы, раннее являвшиеся сакральными и несущие тотемный смысл (куклы, болванчики, изображения животных, яички).

В игровой среде всегда были предметы, изготовленные взрослыми, чтобы позабавить детей, а заодно развить у них значимые качества или передать ребенку знания о предметах и явлениях (волчки, мячи, ходули, скакалки, дергунчики,бабки).

Современный родитель предъявляет к предметам, окружающим ребенка, ряд требований: они должны быть красивыми, функциональными, не ломаться, по возможности натуральными, гигиеничными, яркими, и, конечно же, развивающими. Все эти качества присущи народной игрушке.

Естественно, какие-то качества, материалы нужно адаптировать к сегодняшней ситуации. Например, зольная кукла. Я могу рассказать ребенку, что такое зола, но никто не сможет сделать эту куклу дома. И я ищу, чем золу заменить – мятой газетой. Но необходимо сохранить у куклы замечательную особенность: она обучает держать младенца.

У нее тяжелая голова, поэтому ее нужно поддерживать так же, как младенца. Эта одна из первых обучающих кукол. Еще у нее идеальный размер – в руку ребенка, голова куклы – точно в ладонь.

Среди первых кукол есть куватки, разноцветные лоскутки ткани, закрепленные и подвешенные над кроваткой, они развивают наблюдательность, цветовосприятие, формируют хватательные рефлексы.

Еще народная педагогика предлагает ребенку погремушки-шаркунки, тряпичные мячики, развивающие чувство ритма, тренирующие способности к преобразованию пространства. Примерно с года начинается активная социализация ребенка, и здесь огромную роль играют куклы: столбушка, крестушка, нянюшка, младенчик-золушка… К четырем-пяти годам ребенок осваивал малый круг социализации – семью, и в детский обиход приходят ролевые куклы: зернушка, хранительница очага, куколки-бойцы, танцующие куколки, ангелочки, масленичные куколки, куклы рождественского вертепа, травянички… Одновременно в этом возрасте дети начинают играть и в соревновательные игры: бабки, коны,

блошки, бирюльки, волчки, столб... И игровой инвентарь (при условии, что рядом есть человек, который умеет объяснить и показать, как играть) надолго попадает в сферу детских интересов.

 

Татьяна Валькова и Ольга Климова выступили с сообщением по истории детского костюма. Костюм формировался на протяжении многих веков на обширных территориях и сохранил древнейшие черты.

Одежда всегда соответствовала этическим и эстетическим представлениям народа. Сегодня в этнографической науке принято считать, что детской одежде уделялось не так много внимания, как одежде молодежи или зрелых людей, но мы считаем, что это не так. Есть ряд документальных свидетельств, оставленных художниками девятнадцатого века, фотографами второй половины девятнадцатого – начала двадцатого столетия, писателями, этнографами, путешественниками о том, что одежда детей имела свои отличия.

Новорожденного у нас принимали в пеленки, которые шили из стареньких лоскутков, мальчика – на отцовскую рубаху. На голову ребенка надевали лоскутные или вышитые чепчики. Немало таких чепчиков в Российском этнографическом музее, частных коллекциях и собраниях других музеев.

Недавно в нижегородской деревне был обнаружен сундучок с детским приданым, маленькими рубашонками на ребенка до года. Они сшиты с большим старанием, повторяют крой взрослых рубашек.

В сундучке оказалось три типа рубах, всего в коллекции около пятнадцати предметов, видно, что вещи носили дети не одного поколения. Находка дала нам право усомниться в том, что ребенка одевали в старенькое и рваненькое.

Почти повсеместно мальчики от двух до шести лет ходили в рубашках, чаще перешитых из родительских вещей. Крой был одинаковый для девочек и мальчиков. Это крюкообразные рубахи с разрезом посередине с левой или правой стороны. Поясок являлся обязательным предметом костюма мальчика. По праздникам девочек одевали в чистые рубашечки, а маленьких даже в сарафаны. На Севере и в Центральной России носили юбки, а на голове чепчики либо платочки.

Обувь (башмачки из мягкой кожи) надевали по праздникам или для посещения в воскресенье храма. Верхняя одежда была одинакова для мальчиков и девочек. Ольга Семенова Тянь-Шанская в конце девятнадцатого века писала в «Жизни Ивана»: «Когда мать шла с ним в гости или к обедне, завертывала его в одеяло и одевала на голову колпачок… В причастие мать одевала на Ивана рубашку почище из домашней синей холстины и тщательно подпоясывала ее.

На ноги чулки из шерсти и башмачки из сукна – бахилки. Голову мазали ему маслом коровьим или постным. Когда ребенку минуло года два, надевали и портки, тоже из домашнего материала. Постоянно ходить в портках мальчик начинает лишь с 8–10 лет. Маленькие девочки ходят дома в холщовых длинных рубахах, непременно подпоясанные. Очень рано, лет с двух, стремятся к тому, чтобы подвязывать платком голову.

По праздникам на них надевался ситцевый сарафан. Девочки с 10 лет носят, даже дома, шерстяную домотканую юбку. На девочек при случае тоже надевают чулки и бахилки» (Очерки из быта крестьян одной из черноземных губерний). Это еще одно свидетельство, что детский костюм существовал, и какие-то его мотивы могут быть учтены при разработке школьной формы.