Заполнить анкету Start

Народное искусство России

ЧТО-ТО ПОШЛО НЕ ТАК!Скорее всего, вы ввели сразу два запроса — поиск по сайту и поиск по мастерам. Определитесь, пожалуйста!
ЧТО-ТО ПОШЛО НЕ ТАК!Скорее всего, вы ввели сразу два запроса — поиск по сайту и поиск по мастерам. Определитесь, пожалуйста!
Скачать PDF этой статьиToys_WEB_03.pdf8.3 M
БиблиотекаОбщая теория

ВПЕЧАТЛЕНИЕ ПОДЛИННОСТИ

Тамара Зиновьева
Альбом «Народная игрушка России. От традиции к современности», 2015

Предметы, представленные в этом альбоме, имеют определенное отношение к народному творчеству. Но к ним трудно подобрать более точную классифицирующую категорию. Продукцию декоративно-прикладного искусства принято делить на уникальную высокохудожественную и «массовку». Безусловно, эти вещи отмечены печатью индивидуальности, но, на взгляд обывателя, слишком просты и безыскусны, для тиражной сувенирной продукции не имеют товарного вида. Возникает соблазн охарактеризовать их, исходя из социального статуса авторов. Кто они? Какое у них образование? Самодеятельность это или профессиональное творчество? Но в современной информационной среде знания о народном искусстве, его видах, традициях, технологиях и семантике диффузно проникают во все социальные отсеки художественного процесса. Проживание мастера на периферии или в столице, работа на предприятии худпрома или в порядке хобби и прочие производственные условия мало влияют на облик изделий. Принадлежность продукции к народному творчеству и более детальные дифференциации данной области художественной культуры определяются сегодня по единственному критерию – традиционности. Изделия должны обладать признаками, сообщающими потребителю о традициях народного искусства, в них реализованных. Рассматриваемые нами предметы – аутентичные образцы, реплики на тему старинной продукции известных народных промыслов или авторские работы. Вещный статус этих предметов – игрушка. К данной ассортиментной группе обычно относят произведения малой пластики, имеющие изобразительный характер и не несущие утилитарной нагрузки. Ими никто не играет, детям их не дают. Они украшают жилой интерьер и напоминают просвещенным владельцам о чем-то народном, исконном, старинном и нацидентичном. Сувениры, одним словом. Сувенир как объект, несущий информацию о народных традициях, выступает в двух статусах: как памятник и как знак. Памятник предполагает структурное соответствие промыслу, им представляемому, в ассортименте, материале, технологии, стилистике. Проблема сувенирного памятника традиционному народному искусству состоит в его подлинности. При точном воспроизведении канона традиции изделия современных художественных промыслов отличаются от старинных образцов имитационностью, легко улавливаемой глазом знатока или человека, обладающего развитым эстетическим вкусом. Настоящие промыслы выпускают как бы ненастоящие вещи. К сувенирам-знакам претензия подлинности неприложима. Знак представляет исходный промысел в виде набора смысловых элементов, которые достаточно прочесть и опознать, но не обязательно воспроизводить со скрупулезной точностью. Знаки традиций остаются узнаваемыми, будучи перенесенными в другие материалы, на другие изделия или самостийно обретаясь в виртуальном мире. А это что – памятники или знаки? Структурно они соответствуют историческим парадигмам не абсолютно. Фигурки демонстрируют свободное авторское обращение с компонентами традиций – не копирование, не воспроизводство, а игру «со смыслами и ценностями» традиционной культуры. Значит, знаки? Но откуда тогда впечатление подлинности, производимое этими вещами, которое здесь важнее, чем верность канону. При сообщении зрителю информации о народных традициях авторы этих изделий смещают акцент со смыслов на ценности. Здесь эстетизируются простота, грубоватость, незатейливость работы – признаки, ассоциирующиеся с исконным народным искусством, чьей неотъемлемой принадлежностью являются ручной труд, кустарные технологии, естественные материалы. Вещи вещают: это не худпром, это подлинное ремесло. Однако эстетическая установка на демонстрацию производственных шероховатостей чужда настоящим народным мастерам, настоящим художественным промыслам. Товарное производство всегда стремится к повышению технологического качества и соблазнительности товарного вида продукции, к вящей нарядности изделий. Чем аккуратней, чем многодельней, тем дороже (и лучше). Для торговли и массового потребителя это хорошо, для знатока-эстета – плохо. Эстетика подлинности, обнаруживаемая в следах кустарщины, привносится в сувенирную продукцию художниками. Это порождение авангарда ХХ века, стремившегося к экспрессии и выразительности. Привнесенная в создаваемые в народном духе авторские изделия авангардистская эстетика позволяет за поверхностными атрибутами традиций увидеть нечто более глубокое и серьезное, а именно художественный образ. Простота отделки выявляет пластическую выразительность решений. Перед нами не игрушка, а полноценная скульптура – даром что миниатюрная. В производстве подобных изделий используется одна из методик актуального искусства. Для получения нужного эстетического эффекта – эффекта неумелости работы художник устраивает нечто вроде акции – организует деятельность нехудожников. Благодатный контингент таких акций – дети с обусловленными возрастом и уровнем развития техническими возможностями, с их невовлеченностью в дискурс традиционности, с непосредственностью эмоциональных переживаний. Тряпичные куклы для детей – просто куклы, свистульки – про - сто свистульки… Представленная этими изделиями область художественного ремесла, апеллируя к народной традиции, обнаруживает тем не менее принадлежность к элитарности. Она адресована узкому кругу эстетов и адекватно воспринимается лишь в контексте современного искусства. Авторы этих изделий создают минипамятники нынешней эпохе. Их искусство существует постольку, поскольку существуют художники – носители авангардистской эстетики и публика, ценности этой эстетики разделяющая.