Заполнить анкету Start

Народное искусство России

ЧТО-ТО ПОШЛО НЕ ТАК!Скорее всего, вы ввели сразу два запроса — поиск по сайту и поиск по мастерам. Определитесь, пожалуйста!
ЧТО-ТО ПОШЛО НЕ ТАК!Скорее всего, вы ввели сразу два запроса — поиск по сайту и поиск по мастерам. Определитесь, пожалуйста!
БиблиотекаОбщая теория

Организационные формы промысловых производств

Н.Н. Мамонтова
Сборник научных трудов НИИХП, № 32, 1991

Каждое из явлений, относимых к так называемому «народному искусству», далеко не всегда осознавалось как «искусство». Ремесленное производство было побочной стороной земледелия, и вся последующая история развития ремесел и промыслов – это история их выделения из сельского хозяйства и превращения в самостоятельный вид деятельности. На него затрачивалось лишь свободное от земледельческих работ время.

Очень часто ремесленно-промысловую деятельность стимулировал недостаток земли и ее неплодородность. Первоначально продукция крестьянских ремесел вовсе не связывалась с выходом на рынок – до этого было еще так далеко. Крестьянская товарная продукция прежде всего шла на уплату оброка феодалу или в казну. Таким образом, между крестьянским ремеслом и рынком стояла крепостная зависимость, и это вплоть до середины 19 века обусловливало характер эволюции ремесел и промыслов, их своеобразные формы и проявления.

В хозяйствах рано или поздно появляется избыток изделий, с которым крестьянин выходил на местный рынок. Это и были первые связи натурального крестьянского хозяйства с рынком, пока с местным.

Особые отрасли ремесла в России составляли дворцовое и казенное ремесла, опиравшиеся на профессиональные формы деятельности. Характерна для феодального ремесла зависимость – привязанность производств к источникам сырья. Связь с источниками сырья определила возникновение таких известнейших русских художественных промыслов, как черневое серебро Великого Устюга и холмогорская резьба по кости.

Возникновение художественной обработки серебра в Великом Устюге вызвано открытием в 1492 году и последующей разработкой одного из первых русских месторождений серебра на р. Цильме, притоке Печоры. Уже в первой половине 18 века Великий Устюг первенствует в этой области.

Художественные ремесла были одним из главных направлений деятельности монастыря. Помимо простых обиходных изделий, поставляемых крестьянами по оброку, монастырь нуждался в художественных изделиях культового и дарственного назначения, и по обычаю натурального вотчинного хозяйства развивал художественные ремесла в своих владениях. От оброчного получения изготовляемой крестьянами продукции он довольно быстро перешел к организации ремесел и промыслов. Происходит втягивание крестьянского домашнего производства в профессионализированное вотчинное ремесло. Выделка деревянных изделий была одной из первых отраслей домашнего крестьянского производства, тяготевшей к выходу в товарное обращение, – на примере посада Троице-Сергиева монастыря можно изучать едва ли не первый крестьянский промысел, уже в 17 веке имевший товарное производство и к тому же художественную направленность. Так, из иконописного ремесла выделяется профессия судописца – мастера по росписи деревянной посуды. Для некоторых мастеров занятие ремеслом оказывается более выгодным, чем совмещение земледелия с ремеслом происходит процесс выделения ремесла из сельского хозяйства. Так одним из самых распространенных товаров на возникающих по стране крупных ярмарках становится деревянная расписная посуда, она и получает устойчивое наименование «троицкая посуда». В 1672 году были отменены важнейшие для монастырской экономики и торговли льготы беспошлинного провоза товаров. Торговое предпринимательство становится для монастыря менее выгодным, и это открывает рынок для крестьянской торговли. По мере выхода товаров из границ местного сбыта возрастал роль скупщика – от скупки готовых изделий предприниматель стремился перейти к такой организации работы крестьян-ремесленников, при которой бы получаемая им прибыль увеличилась. Скупничество – исторический спутник крестьянских ремесел.

Рассеянная мануфактура – одна из первоначальных форм организованного производства. Плотничьи работы – постройка речных судов – стала основой профессиональной специализации крестьян, живших большими деревнями по рекам Волге, Каме, Вятке, Оке и пр. «Барочные плотники» этой ремесленной среды ведут происхождение от мастеров «глухой» нижегородской резьбы, от мастеров точения и лакировании деревянных изделий, живущих в лесных районах по рекам Ветлуге, Узоле и другим притокам Волги, то есть от хохломского промысла.

Среди наиболее ранних примеров вотчинных мануфактур – прядильно-ткацкие, организация которых для феодала-вотчинника была предельно проста и заключалась в установках нескольких ткацких станов в одном помещении. Вотчинные мануфактуры работали только на своем сырье (лен, шерсть). Здесь применялась многоступенчатая специализация работников и дробное разделение труда.

В 17 веке мануфактурный тип организации производства был присущ ряду дворцовых учреждений в Москве – Оружейной палате, Золотой и Серебряной палатам. В мастерских этих палат существовало пооперационное разделение процесса производства, узкая специализация мастеров

В первой половине 18 века устойчивую позицию заняли стекольные мануфактуры, помещичье хозяйство активно товаризуется. Чаще всего это происходит в форме мануфактуры – централизованной, рассеянной или смешанной. Крепостная централизованная мануфактура – так называемые «малые дворянские фабрики» – не отчуждала работников от земли и сельскохозяйственного труда. Особенно многочисленны помещичьи полотняные, бумажные, суконные, парусные мануфактуры были в начале 1760-х годов. Известна, например, фабрика Сумарокова в С. Цавло Псковской губернии, где на местном льняном сырье изготовлялись скатерти, салфетки, тонкие полотна, равендуки, фламские полотна, каламянки и пестряди.

Многие помещичьи мануфактуры второй половины 18 века стали источником распространения того или иного крестьянского промысла. Примером тому «слесарная фабрика» графа П.Б. Шереметева, основанная в принадлежавшем ему селе Павлове-на-Оке. Мастера в кузницах изготовляли оружие, изделия для крестьянского труда и быта. В 1770 году централизованная мануфактура преобразовалась в рассеянную: помещичья мануфактура стала толчком для развития кустарного мелкотоварного производства, основанного на ручном труде.

Этот процесс затрагивал многие ремесла. Известно, что в 1761 году Поповы обращаются в Устюжский магистрат за разрешением открыть фабрику финифтяных и черневых изделий. Поповым было разрешено купить двадцать душ крепостных мужского пола без земли. Фабрика Поповых существовала 15 лет, в 1776 году она сгорела. Черневое искусство в дальнейшем развивалось на семейной основе. Ученичество являлось своего рода заменой наемного труда в ремесле, но мастер должен был сохранять личное мастерство, непременно сам участвуя в производстве изделий. К тому же мало кто из мастеров самостоятельно мог приобретать серебро, обычной стала работа из материала заказчика. А постепенно между мастером и заказчиком становится посредник, владеющий сырьем, а, следовательно, и продуктом производства. В итоге мастера утратили и право на свою марку – многие изделия показывались на выставках под именами купцов-заказчиков.

Похожие процессы происходили и в обработке кости. В 18 веке костерезное искусство имело большой спрос. Ремесло в Холмогорах (по своему происхождению и характеру посадское) в 18 веке покоилось на крестьянском ремесле и столичном прикладном искусстве. Во второй половине века все большее участие в ремесле начинают принимать сельские жители – крестьяне деревень, расположенных вокруг Холмогор: Матигоры, Ровдино, Куростров, Ухтоостров и др. Здесь ремеслом занимались в зимнее, свободное от сельскохозяйственных работ время. Все больше мастеров из Холмогорского уезда записываются в петербургские ремесленные цехи. Становятся обычными сезонные выезды мастеров для работы в столицу.

Одним из последних очагов высокой культуры резьбы в середине 19 века была мастерская Бобрецова в Матигорах.

В первой половине 19 века по-прежнему значительным явлением остаются помещичьи мануфактуры, использующие труд крепостных. Большое распространение получили ковровые фабрики, широкую известность приобрели узорные шали мануфактур Мерлиной в Пензенской губернии и Колокольцова в Самарской губернии.

Наиболее крупной из русских кружевных мануфактур была фабрика Протасовой близ Мценска, протасовские кружева поставлялись в Петербург, к царскому двору, сбыт кружев происходил и за границу – в Англию и Турцию. После закрытия фабрики протасовские мастерицы продолжали работать, но на русский рынок это мценское кружево до 1870-х годов поступало под видом иностранного: торговки кружевами собирали их изделия, охраняя в тайне места их проживания.

Централизованный рассеянный и смешанный типы производства могли сменять друг друга, а могли сосуществовать одновременно. В начале 19 века на основе крестьянского ремесла обработки капокорня в Вятке возникает фабрика мещан Г. и В. Макаровых, их шкатулки были представлены на промышленной выставке 1833 года. В 1875 году была заведена фабрика купца первой гильдии П.И. Коробова, с которой связано происхождение федоскиского промыла лаковой миниатюры. Высокая постановка дела на фабрике, художественные вкусы владельцев позволили лукутинским изделиям успешно преодолевать конкуренцию более дешевого крестьянского лакового производства. Предприимчивость подмосковных крестьян сказалась в становлении особой отрасли лакового дела – жостовского промысла. Крестьян О.Ф. Вишняков, развивая свое производство ввел в дело машину, выбивавшую подносы, заменив ею работу кузнеца. Во второй половине 19 века в.О. Вишняков, отделившийся от отцовского производства (и сохранивший ковку подносов), первые в промысле обратился к профессиональным художникам с заказом на рисунки для подносов. Исполнив по этим рисункам вещи, В.О. Вишняков экспонировал их на художественно-промышленной выставке в 1882 году и был удостоен почетной награды.

В Сергиеве Посаде в первой половине 19 века мастер-игрушечник А.Г. Сафонов, владевший мастерской с наемными рабочими, постепенно расширил дело и в 1830-е годы сосредоточил в своих руках почти все игрушечное производство в посаде. По изустным сведениям, в его мастерской работало до 150 человек различных специальностей, в основном крестьяне ближних деревень. Одновременно А.Г. Сафонов скупал готовые изделия у одних, давал заказы другим, сосредоточив в своих руках сырье и материалы, кооперировал труд мастеров, изготовлявших полуфабрикат и детали изделий. Но рассеянная мануфактура определяла существование игрушечного промысла на всем протяжении 19 века.

Феноменальным явлением в сфере русских крестьянских промыслов был гжельский керамический район. Возникновение промысла майолики, благодаря которому гжельский район приобрел всероссийское значение, определялось существованием здесь издавна широко распространенного крестьянского гончарства.

Фабрика ценинная и табачных трубок А.К. Гребенщикова одна из первых частных мануфактур, была организована в 1724 году предприимчивым торговым крестьянином из подмосковного села Тайнинского. Мануфактура Гребенщикова включала три различных производства – трубочное, изразцовое и посудное. А.К. Гребенщиков использовал в майоликовом производстве гжельские глины, перенял он и местный опыт народного гончарства: на его фабрике трудились вольнонаемные гжельские мастера.

Первые крестьянские майоликовые заводы появляются в гжельских деревнях в 1730 – 1740 годы.

Если майоликовую технологию гжельские мастера восприняли через мануфактуру Гребенщикова, то опыт фарфорового производства, согласно исторической версии, был почерпнут на подмосковном заводе Отто. Начиная с 1802 года, крестьянские заводы осваивают фарфор.

Существуя на рубеже 18 – 19 веков как крестьянский промысел, на Гжели по существу опробывались переходные формы на пути к фабричной промышленности. В 1830 – 1840 годы был период расцвета крестьянской мануфактуры, тогда изделия отличались особой самобытностью и разнообразием. Завод Тереховых и Киселева концентрировал опыт всего гжельского промысла и оказывал влияние на развитие района.

Как и большинство развитых крестьянских промыслов России, гжельский промысел потребовал возникновения других промысло-кистевязальный и печной промыслы, добычу глины и топлива. В самом производстве произошло выделение в особую специальность росписи изделий. Живописные мастерские, сосредоточенные в основном в с. Карпове и деревнях вокруг него, работали по заказам фарфоровых заводов, а также скупали белую посуду на мелких предприятиях и сбывали ее после росписи. В начале 18 века некоторым вельможам из окружения Петра 1, в том числе графу Шереметеву, князю Трубецкому, графу Толстому были жалованы земельные владения в Нижегородской, Костромской и Вятской губерниях.

Освоение этих земель, в основном малонаселенных, велось путем создания крупных поселков, в которых владельцы группировали население округи, что было выгодно для ведения сельского хозяйства. В поселения свозили крепостных с хуторов. Сюда же присылали из других вотчин мастеровых людей для выполнения различных ремесленных работ. Благодаря этому и возникли многие кустарные промыслы и ремесла этих, а также в южных курских слободах.

Одним из наиболее значительных русских промыслов 19 века оставался «хохломской» (согласно его современному наименованию). Район распространения промысла лежал на границе смеженных губерний – Нижегородской, Костромской и Вятской. В промысле исторически сформировались отдельные отрасли – токарно-посудное, мебельное и ложкарное производства. Их структура базировалась на двух основных взаимообусловленных производственных этапах – изготовлении неокрашенных изделий (белья) и их окраске.

Токарно-посудный промысел развивался наиболее широко. Его историческими центрами были Семеновский и отчасти Балахинский уезды Нижегородской губернии, Макарьевский уезд костромской губернии. Издавна определились центры торговых операций, связанных с этим промыслом, – с. Хохлома Семеновского уезда, где продавалась неокрашенная посуда, и с. Городец Балахинского уезда, куда свозили готовые окрашенные изделия.

Токарно-посудный промысел развивался во взаимодействии двух составляющих его частей – выделки токарной посуды (около сорока селений Семеновского уезда) и ее окраски (селения Хохломской волости Семеновского уезда и Скоробогатовской волости Макарьевского уезда). Взаимодействие между кустарями той и другой специальности происходило на хохломском рынке.

Предприятие мануфактурного типа в промыслах обработки дерева были редки – преобладал кустарный тип ремесла, его семейная форма. Обработка дерева вообще не испытывала давления крупных форм производства, никакая конкуренция со стороны фабрик не грозила крестьянским промыслам в этой сфере, поскольку никто не мог и не собирался претендовать на их роль в обеспечении сельского населения дешевыми бытовыми изделиями.

Распространение токарно-посудного промысла на северо-восток, в Костромскую губернию, происходившее с середины 19 века было связано с истощением лесов и являлось, по сути перемещением производства ближе к источнику сырья.

Красильное ремесло завершало цикл производства посуды. Кустари-красильщики покупали «белье» в Хохломе (это касалось наиболее состоятельных мастеров) или получали его в окраску от торговцев-скупщиков. Прибыль в промысле имел тот, кто владел конечным продуктом.

Крашением занимались мужчины и подростки, в каждой из красилен работало 4 – 5 мастеров, включая хозяев. Из Городца знаменитый расписной товар расходился по центральным районам России, а также шел в Польшу, Финляндию, Среднюю Азию, в Персию и другие страны востока, даже в некоторых западноевропейские страны, где он выдавался за японские изделия. Широта распространения изделий оттесняла мастеров от рынка.

В Скоробогатовской волости помимо посуды расписывали и мебель. В девяти селениях, расположенных в восточной части волости, более 100 семей занимались окраской посуды и мебели круглый год, при этом земледелие отошло на второй план, в силу незначительности земельных наделов, стало подсобным занятием. Окраска мебели возникла здесь в 1860-х годах. Мебель («Белье») делали местные столяры по заказам красильщиков. В основном это мелкие вещи – столики, скамейки, табуреты. Крупную мебель заказывали особо.

Возникновение расписной мебели «в русском вкусе» (как она именовалась) связано с общими тенденциями в русской культуре, с модой на стилизованные формы. Но «скоробогатовская мебель русского стиля и семеновские чашки странствовали по выставкам, возбуждая скорее любопытство, чем широкий торговый спрос».

Очень крупная отрасль промысла в Семеновском уезде – производство ложки. Семеновская ложка была всероссийским товаром. Огромный объем производства обусловливался стабильным спросом (деревянная ложка служила не более года).

В больших семьях работа распределялась по возрасту и полу между членами семьи. Степень разделения труда зависела от интенсивности промысловой деятельности. Вокруг всякого крупного промысла складывались разнообразные промысловые занятия крестьян, обслуживающие основной вид производства. Так, рядом с ложкарством развивалось производство коробов для ложки из сосновой щепы. Такие короба служили не только для перевозки товара – они были мерой количества при продаже ложек. В особое занятие крестьян дальних лесных районов губернии выделилась заготовка и продажа лесного материала для ложки.

Широко известный сегодня нижегородский промысел Полхов-Майдана был в 19 веке токарным промыслом местного значения. Такие промыслы нельзя причислить к особенно доходным, но их важное преимущество заключалось в доступности сырья и в возможности не оставлять земледелия.

В 1810-х годах мебельный мастер, по происхождению немец, переехал из Казани в Вятку и для организации дела нанял вятских рабочих из древоделов, которые быстро овладели новыми навыками. Постепенно в Вятке возникли ремесленные мастерские мебельщиков. В каждом из видов мебели вырабатывались изделия высших и низших сортов. Так, например, славились тонкой и чистой работой братья Кушовы. Возникли четыре специальности – столярная, резная, токарная и обойная работа. Духа промышленности, торговли у вятского кустаря вовсе нет; почти с убытком для себя сбывает свои изделия скупщику.

Были в Вятке и месторождения низкосортных глин, пригодных для выработки простых изделий, потому здесь долго сохранялась техника лепки простейших горшков на ручном круге. Это наблюдается в гончарстве Вятской, Костромской, Псковской губерний. Существовали центры, где это ремесло как бы «фокусировалось», поднимаясь к более высокому техническому и художественному уровню.

Состояние промыслов в Вятской, Костромской и Псковской губерниях зависело еще и от того, что здесь было развито льноводство – отрасль хозяйства, которая поглощала значительное время в годовой работе крестьянина. Поэтому рядом с льноводством не могли развиваться независимые от него промыслы.

Гончарный промысел был довольно примитивным: на ручном круге изготовляли горшки методом простой лепки, то есть постепенными наращиванием стенок из синей глины, не обладавшей пластичностью. Обжиг горшков производился в печи, затем их обваривали в воде или в «хлебном растворе» (смеси воды и житной или овсяной муки).

Другой способ выделки глинной посуды – вытягивание, или, по-местному, «точение» на ножном гончарном круге. Здесь использовалась наиболее пластичная красная глина, подвергающаяся достаточно сложной предварительной обработке.

Для отделки посуды готовили ангоб и цветные глазури – черную, желтую, зеленую, красновато-бронзовую, свинец и краски которые покупали в Пскове. Роспись была несложная, состояла из простейших элементов растительного орнамента и часто выполнялась детьми, что, безусловно, определяло ее характер и качество. Роспись наносили на круге кистью или рожком. Окончательным этапом отделки было «муравление» – покрытие изделия светло-желтой глазурью. В некоторых изделиях встречался и лепной декор, например «оборка».

Всегда производству гончарной посуды сопутствовало изготовление детских игрушек-свистулек. В неделю крестьянская семья могла приготовить посуду для одного обжига в горне. В год обжигали от 15 до 20 горнов, из одного горна выходил воз посуды. «Замысловатые» изделия стоили дороже. В деревне Луковке такие изделия делал мастер Захар Павлов, выполнявший сложные изделия, например, сосуды-шутихи. Особенность местного быта гончаров – стремление жить и работать «по-старинному». Этому способствовало наличие значительной прослойки раскольников в среде местных жителей.

Широко известен скопинский гончарный промысел. Скопин стал городом в конце 18 века, его население уже тогда занималось в основном ремеслами и торговлей, почти полностью отойдя от хлебопашества. Гончарство сделалось ведущим ремеслом у мужского населения. В середине 19 века промысел испытал обновление – в кругу гончарных изделий появились фигурные сосуды. Работа в гончарных заведениях велась преимущественно летом.

В начале ХХ века устойчивый сбыт художественных изделий обеспечивал московский Кустарный музей. Мастера работали для выставок, кустарных базаров, для любителей.

В конце 21 века село Красное представляло собой скорее небольшой город. Население его уже не было сельским, оно составляло общность мелких ремесленников. Ремесло было семейным. Существовало дробное разделение труда и специализация мастеров по видам изделий или их деталей, по выполняемым операциям все это рождало в промысле взаимные связи, превращая его в сравнительно целостный организм.

Корзиноплетение, как промысел, почти всегда возникало в ответ на потребность какого-либо крупного промысла, располагающегося вблизи. Так появилось плетение лубяных коробов для ложек в Семеновском уезде. В Судогодском уезде Владимирской губернии крестьяне ряда селений плели короба для перевозок изделий соседних стекольных заводов.

Во многих местностях искусство плетения становилось профессиональным занятием и достигало виртуозной степени. Разнообразие приемов сочеталось с разнообразием материалов. Так в плетеных изделиях Псковской губернии применялись солома, луб, ивовый прут, корень, лучина, стружка, камыш, пакля и пр. причем не только по отдельности, но и в сочетании.

В Шемогодье появилось ответвление старинного городского ремесла Великого Устюга – производство шкатулок и сундучков в технике «мороз по жести».

Крестьянское ковроделие получило промысловое значение довольно рано – прежде всего в связи с обслуживанием ямского промысла. Большинство ковровых промыслов, располагавшихся вдоль старинных торговых путей, и в 19 веке продолжало изготовлять товар для ямщиков и путешественников. Одним из таких промыслов был тюменский, где выделывались ворсовые и гладкие ковры различного назначения, известны сундучные и санные тюменские ковры. Промысел зародился в старинном селе Каменке в 18 веке.

К числу крупнейших, глубоко профессиональных народных промыслов во второй половине 19 – 20 веков принадлежал игрушечный промысел Сергиева Посада. В промыслах Сергиева Посада установилось шесть основных специальностей мастеров. Это – резчики, токари, столяры, одевальщицы, лепщики, мастичники.

В костромском ткачестве в середине 19 века бытовали артельные «светелки», где мастера работали сообща на собственных станах. Однако кооперативное движение конца 19 века развивалось не снизу, от крестьянских промыслов, а сверху, от земских начинаний, и носило прежде всего идейный характер. Русская интеллигенция видела самобытный путь развития производительных сил страны в эволюции сельской общины.

Разрушение крестьянского искусства как целостной художественно-мировоззренческой системы, эстетическая переориентации его, обусловленная влиянием города, усиление декоративности изделий, как приоритетной функции и развитие индивидуального творчества. Утрата народным искусством целостности, выражающейся во взаимосвязи искусства, быта и мировоззрения, приводит, с одной стороны, к искусственному культивированию традиций, которые, порвав реальные связи с жизнью, превращаются в красочные цитаты, с другой – к развитию самодеятельного творчества, свободного обращения с традицией и демонстрации личного творчества.

Вместе с тем все возрастающий общественный интерес к национальной культуре привели к идентификации труда народного (сельского) мастера и мастера народных промыслов. Можно предположить, что процесс национального возрождения будет способствовать сохранению и творческому развитию народных художественных традиций, стимулированию различных форм производства художественных изделий.