Заполнить анкету Start

Народное искусство России

ЧТО-ТО ПОШЛО НЕ ТАК!Скорее всего, вы ввели сразу два запроса — поиск по сайту и поиск по мастерам. Определитесь, пожалуйста!
ЧТО-ТО ПОШЛО НЕ ТАК!Скорее всего, вы ввели сразу два запроса — поиск по сайту и поиск по мастерам. Определитесь, пожалуйста!
БиблиотекаОбщая теория

стекловата

П. Войницкий, Е. Атрашкевич-Златкович

Выставка-посвящение стеклозаводу «Неман».

В прозрачных витринах разноцветье и великолепие ставших классикой стеклянных произведений искусства – от исторических до современных. Можно рассмотреть произведения, известные по альбомам и учебникам по истории ДПИ, работы художников времен расцвета советского стеклоделия 1960 – 1980-х годов. Это уникальная выставка «Ода стеклу» в отреставрированном здании Большой каменной оранжереи, где Государственный музей керамики и музей «Усадьба Кусково XVIII века» представили лучшие образцы своей коллекции.

Но что за огромный желтый бесформенный монстр за стеклом в конце коридора витрин – там, где, следуя концепции проекта, ежемесячно сменяется экспозиция работ современных художников стекла? Распушенный рулон стекловаты заполняет все пространство центральной витрины, ему там явно тесно, кажется, убери стеклянные преграды, и он заполнит небольшое затемненное помещение, обрамленное ярким светом, по краям которого размещены небольшие концептуальные произведения современных белорусских мастеров. Ближе к сумеречному потолку видеопроекция, интервью – воспоминания окутывают экспозицию голосами художников. «Стекловата» – выставка современного белорусского стекла, посвящение прекрасному стеклозаводу «Неман».

Беларусь часто называют последним заповедником социализма, и в какой-то степени это действительно так. Земля, ресурсы и промышленность бывшей Белорусской Советской Социалистической Республики в составе СССР, а ныне независимой страны, все также находятся в собственности государства. Государство декларирует социальную ориентированность при сохранении жесткого идеологического контроля, однако прагматичная логика капитализма уже вытесняет нормы социалистической этики и морали.

Нынешняя «белорусская модель» общественного развития разительно отличается от романтической версии позднего советского модернизма, с которой стартовала белорусская государственность. Примером буквального воплощения типичной командно-административной организации производства стал ведущий белорусский стеклозавод «Неман». Его блестящее советское прошлое – это широчайший спектр уникальной продукции, награды на международных выставках, всесоюзное лидерство и мировая известность, что связано прежде всего с именами художников завода, представителей ленинградской, таллинской и пражской стекольных школ – Владимира Мурахвера, Людмилы Мягковой, Валентины Дзивинской, Сильвии Раудвеэ, Керсти Вакс, Майре Пюкке, Аркадия Анищика и целого поколения таких мастеров белорусской школы стеклоделия, как Татьяна Малышева, Ольга Сазыкина, Галина Сидаревич. Ныне в погоне за немедленной прибылью по приказу вышестоящего начальства происходит деградация стекольного производства. Неуклюжие попытки реанимировать предприятие, к сожалению, неминуемо ведут к дальнейшему регрессу и краху, который вроде бы неизбежен, но постоянно «откладывается». Больно видеть, как творческая экспериментально-художественная деятельность на производстве превращается в безынициативное обслуживание государственных, корпоративных и потребительских заказов. В целях экономии градообразующее предприятие почти втрое сократило количество сотрудников, которые вынуждены были искать работу в соседних городах или попросту уезжать из Березовки, где жили их предки – поколения стеклодувов и стекольных дел мастеров. Апофеоз происходящих на «Немане» процессов – инвестиционный проект по производству стекловаты. Да, похоже, здравомыслие, практичность и дальновидность в повышении прибыльности загадочным образом сводятся к наладке выпуска банального, но востребованного строительного материала. Конечно, штучный рукодельный товар и его сбыт доставляют большие проблемы. В настоящее время завод позиционирует себя как «современное предприятие, оснащенное новым оборудованием для автоматического промышленного производства изоляционного штапельного стекловолокна высокого качества – NEMAN GLASSWOOL» – это цитата с интернет-сайта стеклозавода «Неман»…

К сожалению, большинство стекольных предприятий на территориях других бывших республик давно канули в Лету вслед за Советским Союзом. На их обломках пытаются удержаться небольшие частные предприятия. Белорусский же «Неман» продолжает существовать в том же постсоветском виде. Можно, пожалуй, сказать, что он в некотором смысле даже позитивный символ белорусской современности, сложенный по рудиментарным советским канонам.

И тем не менее основной вопрос, который пытается проблематизировать выставка – какова роль этого симбиоза зачатков дикого капитализма и авторитарной политической системы для будущего стекольного завода?

Мы надеемся, что в экспозиции удалось противопоставить «ватность», неопределенность, неоформленность того, что ждет завод, проницаемости, светоносности и прозрачности традиционного гутного стекла. А также на оригинальном художественном белорусском материале интерпретировать отечественные версии прошлого, настоящего и, возможно, будущего. И еще привлечь внимание широкой художественной общественности к уникальным традициям белорусского художественного стеклоделия и современному белорусскому искусству.

Одна из задач выставки – показать новое «постапокалиптичное» поколение отечественных авторов. Вынужденные выживать в условиях свернутых возможностей, без той самой, знаменитой неманской палитры, ради работы с которой и приезжали коллеги со всего СССР, на заводе нынче даже штатные художники имеют ограниченный доступ к стеклу. Парадоксально, но работать проще не на заводе, а на симпозиумах или просто на коммерческих условиях, чем преодолевать бюрократические преграды для размещения заказа на «Немане».

При наличии двух стекольных производств на территории Беларуси (второе – Борисовский хрустальный завод) сообщество белорусских стекольщиков все-таки не так велико, как могло бы быть. Эта странная «разреженность» имеет массу причин – от некоторой нерасторопности молодого поколения до внестатусности художника в обществе. Тем не менее появляются ростки на практически нераспаханной ниве современного белорусского стеклоделия.

Рассредоточенность художников стекла компенсируются их увлеченностью и восторгом перед материалом. Хотя и по распределению – да, у нас имеется и такой советский атавизм: два года постакадемической отработки «куда пошлют», но тем не менее молодые художники приходят на старейшие стекольные предприятия, реже в негосударственные витражные и фьюзинговые конторы. И некоторые из них созидают.

Участниками выставки «Стекловата» стали семь белорусских художников: Елена Ткачева, Анна Алексейчик, Анна Зарубина, Дарья Тихая, Всеволод Улитко, Елена Атрашкевич-Златкович и Павел Войницкий. В экспозицию включено пятнадцать произведений из стекла и про стекло, непохожих, созданных с разным миропониманием, выполненных в разных техниках и манерах. Объединяет их одно: пронзительность восприятия жизни на фоне торжества с разным уровнем мастерства прагматической «ватности», ставшей в экспозиции символом духовной глухоты и жизненной инерции.

В экспозиции представлена поколение, начавшее работать со стеклом на рубеже 1990-х и 2000-х.

Елена Ткачева посвятила стеклозаводу «Неман» более пятнадцати лет. Удивительно тонкий художник Елена воспринимает стекло как живую субстанцию, переплетающую линии творческой и биографической реальности. В инсталляции «Виры» кипучую горячую нить стекла художник расплескивает водоворотами прозрачных дисков. Внутренняя динамичность объектов обладает энергией символа обновления и надежды.

Кураторы выставки и действующие художники Елена Атрашкевич-Златкович и Павел Войницкий. В работах Елены есть попытка соединить ускользающие сущности – время и память. Тающая оптика объектов «Утраченное время» и «Исчезновение» эфемерна и в то же время логична в своих геометрических формах. Объекты «Реликт» и «Внутренняя рыба» представляют собой размышление-рефлексию на тему эволюции отношения к человеческому телу.

 К выразительности скульптурных возможностей стекольной пластики концептуально подходит Павел Войницкий. Художник исследует природу прозрачности стекольного объема, используя классическую для стеклянной скульптуры технику тиходутого выдувания. Применяя академические навыки реалистичного моделирования формы и в то же время следуя за своеволием материала, в объектах «Афро» и «Маленький принц» Павел достигает глубины и фактуры образов.

Молодое крыло суполкі* (сообщества) белорусских стекольщиков стремится преодолеть традиционные для отечественной практики методы литья и гутного выдувания, активно синтезирует их с малоосвоенными в Беларуси технологиями, экспериментирует с различными видами стекла.

Так, Анна Алексейчик, недавно став художником «Немана», уже несколько лет увлеченно занимается моллированием и вариациями холодной обработки поверхности. В объекте «Колыбель для кошки» Анна смело вплетает в рельефную призрачность объемов в форме рук натянутые нити красной шерсти. Пульсация цвета в инсталляции «Рождение тишины» задает полуматовой каменной россыпи медитативную тональность. А в «Одалиске» художник откровенно «дерзит» материалу и академическим приемам формообразования и «распредмечивает» форму почти до предела.

Коллеги по цеху» – художники Борисовского хрустального завода. Дарья Тихая предпочитает работать с материалом деликатно и в высшей степени корректно. Ее объекты, как правило, минималистичны и чисты по форме. Объект «Тень» предполагает создание цикла произведений на эту тему – настолько она увлекает художницу многослойностью возможностей. В «Южном океане» они неожиданным образом формализуются в виде ряби на черной водной глади. Творческие поиски и природная наблюдательность позволили автору создать объект «Февральская трава». Из глыбы зеленоватого предвесеннего льда пробивается стеклянная трава – на контрасте брутальности колотого блока и живости гуты создается особый эффект.

Бестелесному прошлому, сотканному из воспоминаний, посвящено видео художников Ольги Сазыкиной и Татьяны Малышевой. Они говорят о «золотом» периоде их счастливой юности, когда смелые, красивые, талантливые, на рубеже 1980-х годов они представляли белорусское стекло. О канувшем в историю «Немане» и неманчанах вспоминают также и нынешние работники завода – художник Елена Ткачева и стекловар Иван Иванович. Грандиозный по своему размаху «золотой» период стеклозавода-гиганта «Неман» парит над экспозицией в виде яркой и динамичной, но эфемерной проекции. Мы благодарим операторскую группу в лице Всеволода Улитко за фиксацию уходящих и ускользающих личностных воспоминаний художников стекла.

Экспозиция как светопространственная инсталляция включает серию видеоинтервью со старшим поколением художников. Это блестящее прошлое стеклозавода «Неман». Произведения молодых белорусских авторов – настоящее отечественного стекла. А вот стекловата – сомнительное, но неизбежное будущее белорусского стекольного производства.

Мы хотели бы быть оптимистами, но современное отечественное стекольное искусство не может противостоять условиям рыночной экономики. Но мы верим, что творчество возможно в любых условиях, и надеемся, что данная выставка не дает поводов в этом сомневаться.

* сообщества (бел.)