Заполнить анкету Start

Народное искусство России

ЧТО-ТО ПОШЛО НЕ ТАК!Скорее всего, вы ввели сразу два запроса — поиск по сайту и поиск по мастерам. Определитесь, пожалуйста!
ЧТО-ТО ПОШЛО НЕ ТАК!Скорее всего, вы ввели сразу два запроса — поиск по сайту и поиск по мастерам. Определитесь, пожалуйста!
БиблиотекаОбщая теория

заволжье

М.П. Званцев
Выдержка из книги, 1972

Пряничные доски – эта специфическая форма резьбы существовала в целом ряде городов и местечек Центральной России, но, пожалуй, только в Городце она стала подлинным искусством. В 17 столетии, в писцовой книге, относящейся к концу века, отмечено пряничное производство. Развитие этого промысла связано с переводом Макарьевской ярмарки, этого мощного всероссийского торжища, из Макарьева в Нижний Новгород.

Пряников в Городце выпеклось до тридцати сортов «различавшихся и величиной (от самых мелких, так называемых закусочных, до аршинных) и вкусом». В середине 19 века их выпекалось ежегодно до десяти тысяч пудов!

Изображения, резавшиеся на пряничных досках, были необычайно разнообразны: всадники, лошади, рыбы (стерлядь в первую очередь), петухи, гуси, павлины, а затем пароходы, только что появившиеся на Волге, паровозы с вагонами, которые можно было видеть на только что открытой в 1862 году Московско-Нижегородской железной дороге. На доску наносились и чисто орнаментальные узоры, изображались также прекрасные дворцы-хоромы, существовавшие только в сказках.

Городецкие донца. Положение пряхи, сидевшей при работе на самом краю доски, обусловило помещение основного изображения в веру донца – сюжет, имеющий очень древнее происхождение. В наиболее развитой форме этот сюжет представляет собою двух симметрично расположенных всадников, вздыбивших коней перед деревом-цветком, над верхушкой которого парит птица. Всадников сопровождают обычно фигуры мужчин, держащие в некоторых композициях в руках мечи или ружья.

Перед нами новое претворение древнейшего сюжета Великой Богини, превратившейся в дерево, и «предстоящих» перед ней менее значительных богов. Сюжет этот известен по вышивкам, сохранившим во многих случаях наиболее древние его начертания.

Распространенным сюжетом, занимавшим всю поверхность донечной доски, являлось изображение мчащейся кареты с женскими фигурами сидящими в ней, с лихим кучером, с лакеем на запятках. Можно предположить, что в данном случае мы имеем дело со своеобразной иллюстрацией свадебных песен.

Наконец, третьим, также распространенным сюжетом было изображение воинственного всадника на вздыбленной лошади. Нет сомнения, что это сокращенный вариант традиционной композиции со «священным деревом», приобретший, возможно, не без влияния лубочных картинок, жанровый характер.

С особенной художественной выразительностью резчики донец изображали животных и птиц, метко передавая их позу, их характерные движения. Большинство известных донец носит следы донец носит следы иногда хорошо, а в большинстве случаев плохо сохранившейся окраски резных деталей и даже фона. В конце концов роспись вытеснила резьбу и инкрустацию. В поисках новых сюжетов городецкие мастера обратились к жизни, но не к ее обыденной стороне, а к праздничной, наиболее интересной ее стороне. Это чаепитие, застольная беседа, гулянье, цыганский хор. Возможно, что сюжет, которому присвоено название «цыганский хор», действительно является попыткой отразить то, что можно было видеть на Нижегородской ярмарке, где цыганские и русские хоры являлись одним из популярнейших номеров в дивертисменте ярмарочных трактиров и ресторанов.

Основные цвета городецкой росписи: желтый, черный, зеленый, синий, красный и белила. Но краски или смешанные, или разбеленные давали дополнительные оттенки: розовый, оливковый, голубой, красно-коричневый, вишневый и т.д.

Написанные яичной темперой, образовавшей с течением времени как бы эмалевый эффект. Превратившим простейшее орудие производства русской крестьянки в сверкающую драгоценность. Современная городецкая роспись сменила клеевые краски на масляные. Это уже одно изменило колорит изделий в сторону больше усиливается обязательной лакировкой изделий.

Известную роль в изменении цветового эффекта играет почти полный отказ от цветного фона. Фоном для вещей декоративного порядка теперь служит так называемая «текстура», то есть само дерево, покрытое лаком, под которым проступают его слои.

Современная городецкая роспись далеко ушла от своего оригинала и живет теперь своей самостоятельной жизнью.

Семенов постепенно становился главным скупочным пунктом так называемого «щепного товара» – разных деревянных изделий: посуды, чашек, ложек, игрушек и т.д., в громадных количествах изготовлявшихся в этом богатом лесном районе. Этим делом в конце прошлого века занимались жители ста тридцати деревень. По четвергам на пощади Семенова собирались громадные базары, на которые свозился этот щепной товар. Он приобретался скупщиками, которыми и пускался в дальнейшем в окраску. Торговые обороты были грандиозны: уже недельно в Семенове одних только ложек, совков и уполовников продавалось до полумиллиона штук.

Хохломская роспись. Смотреть, как работают мастера – большое удовольствие. Мастера (теперь почти на сто процентов женщины) сидят за низенькими столами на низеньких табуретка, заложив нога на ногу, и колено служит опорой для предмета, который они держат левой рукой, а правой расписывают. Такое положение при процессе росписи облегчает необходимый и легкий поворот вещи в любую сторону, с любым наклоном. Стол нужен только для того, чтобы держать на нем краски, кисти, своеобразную палитру, вещи, уже расписанные или ждущие своей очереди. Поражает безошибочность, грациозность и особая элегантность во всех движениях, когда пишется так называемая «травка».

Каждое изделие перед росписью покрывается так называемой полудой – алюминиевым порошком, который наносится на поверхность предмета, предварительно покрытого олифой. Не совсем просохшая олифа, соединяясь с порошком, создает эффект серебряной металлической поверхности. В дальнейшем это серебро – после ряда манипуляций превратится в золото!

На эту серебряную поверхность и наносится кистью орнамент, и в данном случае в окончательном виде в росписи преобладает золотой фон, а орнамент действительно будто идет поверх этого фона. Это и есть «верховое письмо».

При «фоновом письме» получается как бы обратный эффект: золотой фон исчезает под слоем краски, золото блестит лишь в орнаменте. Делается это так: черной краской по полуде рисуется контур орнамента (который потом «оживляется» деталями) и затем весь фон, окружающий этот орнамент, закашивается какой-либо краской из пригодных для техники росписи, обычно красной и черной.

Всего два «письма», да и разновидностей в них немного: «травка», «кудрина» да «древко», а как многообразно впечатление от хохломских росписей! Блюда, чаши, ковшички, ложки, стаканчики, кандейки – до того как опасть в руки художника, они проходят сложный и интересный путь подготовки.

Дерево – липа, береза, в худшем случае осина – вот основной и изначальный материал для производства хохломского «белья». Высушенное и слегка отработанное дерево поступает в токарный цех. Предмет как бы вырастает из круглого чурака. «Белье» готово, но оно должно еще провести семь дней в сушильной камере, чтобы совершенно освободиться от влаги. После этого необходимо заделать все поры, чтобы ни краска, ни лак в дальнейшем не пожухли, – начинается грунтовка изделий. Раньше она производилась особой глиной – «вапом», теперь специальным грунтом. Опять изделия сушатся, а затем шпаклюются, чтобы поверхность был абсолютно гладкой и не было бы никаких изъянов, шлифуются вручную ил на специальном станке, покрываются несколько раз олифой, «на отлип», лудятся алюминиевым порошком уже только после этого поступают в руки художника, который и расписывает изделие. Художник пишет основное – орнамент и, закончив эту работу, передает изделие на так называемую «отводку» поясков, закрашивание донец, «коковок», внутренней стороны изделия, если там не предусмотрен рисунок.

После этого необходимо подсушить краску – это носит название «тушевки». Теперь наступает самый главный момент в технологическом процессе – превращение серебра в золото, когда под слоем золотистого лака начинают еще ярче гореть и приобретают особую глубину обычные масляные краски. Раньше для превращения серебра в золото покрытую олифой вещь ставили в особую печь, где при известной температуре, определявшейся по опыту, изделие приобретало золотистый оттенок – основной признак «хохломы». Теперь делается проще: расписанную вещь покрывают при помощи пульверизатора особым лаком с добавлением красителя.

Почти всегда возникает вопрос: почему палитра хохломского художника ограничена немногими цветами – черный, красный, зеленый, желтый? Только потому, что эти цвета, не изменяясь, выдерживают закалку при высокой температуре.

Как показали исследования С.В. Бахрушина, в 16 веке и в начале 17 столетия производство токарной посуды и ложек, а также их «олифленье» и окраска как промысел было распространено во многих местах русского государства. Деревянная посуда не только олифилась и окрашивалась красной краской, но и расписывалась специальными «судописцами». Во многих случаях отмечается употребление для росписи золота и серебра, но из-за дороговизны их употребляла крайне редко.

Эффект «превращения» серебра в золото при покрытии его олифой и последующей закалке в печи был найден, как предполагает известный исследователь хохломской росписи В.М. Вишневская, в 17 столетии. Этим открытием пользовались, но серебро тоже стоило дорого, и начались поиски дешевого материала. Таким материалом оказалось олово.

Хохломская роспись в своем первоначальном виде возникла в Семеновском районе на рубеже 17 – 18 веков.

К середине 19 века в хохломской росписи установился определенный круг орнаментов. На их формирование оказали воздействие не только эстетические вкусы и потребности кустарей и покупателей, но и экономическая ситуация. «Красильщикам» необходимо было найти такую форму росписи, которая удовлетворяла бы покупателей и в то же время не была бы трудоемкой.

Возможно, поэтому, как правило, предполагает в.М. Василенко, и возник в окраске деревянной посуды свободный кистевой прием, позволявший и быстро и красиво украсить расписываемый предмет.

Своего расцвета производство хохломских изделий достигло к 60 – 70-м годам 19 века, и с этого времен по разным причинам, промысел начал клониться к упадку. Начиная с 60-х годов положение постепенно начало изменяться в лучшую сторону. Большую научно-художественную работу провел Институт художественной промышленности.

Хохломская роспись производится в двух местах Горьковской области: в Семенове, на фабрике «хохломская роспись», и в Ковернинском районе, на юге его, в нескольких селениях (Ново-Покровское, Семино, Кулигино, Хрящи), объединяемых фабрикой «Хохломской художник».

Ковернинцы первыми начали изготовлять мебель с хохломской окраской (главным образом детскую), различные полчки, шкафчики и некоторые изделия чисто декоративного характера.

По сравнению с семеновскими изделиями колорит ковернинцев кажется более темным, а некоторые вещи выглядят просто мрачными. Такое впечатление создается из-за более темного оттенка лака, получающегося после закалки, но все же основной причиной является любовь ковернинцев к черным фонам и выбор более темных красок.

Поиски нового ассортимента изделий и новых вариантов росписей проходят и в Семенове, на фабрике «Хохломская роспись». Семеновские изделия обладают ясностью композиции, в полную меру выявляют эффект золотого фона. Интерес представляют попытки семеновцев разнообразить «кудрину», а главное – приблизиться в этом виде росписи к живым формам природы.