Заполнить анкету Start

Народное искусство России

ЧТО-ТО ПОШЛО НЕ ТАК!Скорее всего, вы ввели сразу два запроса — поиск по сайту и поиск по мастерам. Определитесь, пожалуйста!
ЧТО-ТО ПОШЛО НЕ ТАК!Скорее всего, вы ввели сразу два запроса — поиск по сайту и поиск по мастерам. Определитесь, пожалуйста!
БиблиотекаО кости

Север в миниатюре

http://nazaccent.ru/

 

Как передать красоту бескрайних торосов, стальную бездну холодных вод, обаяние неброской, на взгляд чужака, арктической природы или простор тундры, в масштабах которого все превращается в миниатюры? Искусные мастера много сотен лет тому назад нашли для того подходящий материал – отполированная до блеска кость напоминает вечные льды Севера.

Искусством костяной резьбы в средние века славились и архангелогородцы, и новгородцы, и даже жители близкого к Москве Хотькова. Остались письменные свидетельства высокого качества костяных изделий и тонкости работы древних русских резчиков. Еще в десятом веке этот художественный промысел называли "резьбой русов".

Однако сегодня художественную обработку кости можно по праву считать настоящей визитной карточкой наших северян. Основные косторезные центры естественно возникали вблизи мест добычи мамонтовой и моржовой кости - холмогорский, тобольский, чукотский и якутский художественные промыслы по сею пору хранят традиции древнего искусства.

Считается, что  первая профессиональная косторезная  мастерская появилась в семнадцатом  столетии в старинной столице  Сибири - Тобольске. Однако археологические находки - амулеты, украшения, орудия охоты, вырезанные из кости мамонта - утверждают, что резьбой коренные жители Севера занимались ещё в каменном веке. По слухам, открытию тобольского ремесленного центра способствовал император Александр II, который был неравнодушен к косторезному ремеслу и сам увлекался резьбой по кости.

Тобольские косторезы специализируются на настольной скульптуре. Одиночные миниатюры или многофигурные композиции представляют сцены из жизни северян: охоту, рыбалку, праздничные ритуалы.

Говорят, из чукотского поселка Уэлен быстрее пешком добраться до Америки, чем долететь самолетом до Москвы. Мастерская, созданная здесь в 1931 году, объединила чукотских и эскимосских резчиков. Помимо скульптурных вариаций уэленцы специализируются так же на гравировке по клыку моржа – еще одном традиционном художественном направлении в искусстве северных народов. Сюжеты этим особым рассказам в картинках опять-таки подсказаны обыденной жизнью, окружающим миром: охота, ловля оленей, собачьи и оленьи упряжки на фоне моря, тундры и сопок. Чтобы поверхность моржового клыка стала гладкой, молочно-белой, ее сначала тщательно обрабатывают ножом, напильником, скребком. А затем на отполированной до блеска поверхности появляется миниатюрный рисунок. По традиционным технологиям наносят его особым инструментом вагыльхын (коготком).

В 1965 году производство по художественной обработке кости было открыто в Магадане. Колымские мастера тоже владеют как объемной резьбой из моржовой, мамонтовой, поделочной кости и рога оленя, так и цветной гравировкой на моржовых клыках.

Самый же молодой наш резной промысел – таймырский. Возник он лишь в 90-х годах. Тогда были известны только два местных мастера. Сегодня в округе зарегистрировано двести тридцать! Большинство художников  - представители коренных национальностей: долган, ненцев, нганасан, энцев, эвенков. Учиться, как положено, начинают с самого детства. К слову, считается, что работа с этими ценнейшими материалами - бивнем мамонта и оленьим рогом, прочно связывает будущих художников-косторезов с тундрой и домом. Наследники вечности, они, как и древние аборигенные мастера, в тончайшей филигранности готовятся раскрыть свое миропонимание.

Только вот, увы, уникальный промысел находится в  очень сложном положении. Чукотские  мастера жалуются, что реализовывать  свою продукцию могут лишь в пределах Арктического побережья. Далее ее везти просто невыгодно.

При всей красоте  кость довольно капризный материал: одна рассыпается как мел, а другая, наоборот, окаменевает и трудно поддается  обработке. К тому же, лучший необработанный материал уходит в Москву, в Санкт-Петербург, за границу. Так, за три летних месяца в Якутии добывается примерно двадцать тонн мамонтовых бивней. И только четверть, самого посредственного качества, получают в работу местные косторезы. При таком отношении Россия норовит потерять уникальное промысловое искусство. И тогда кружевные броши, благородные гребни, бусы, серьги, характерные миниатюры, очаровательные образы добрых северных божеств станут редчайшей диковинкой, привозимой из-за океана или выставленной в витринах антикварных салонов.